Ое смирнова детская психология

Смирнова Е.О.. Книги онлайн

Смирнова Елена Олеговна (1947 г., Москва) — российский учёный, доктор психологических наук, профессор, специалист в области детской психологии и психологии развития. Научный руководитель Центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек Московского городского психолого-педагогического университета.

Смирнова Е.О. является членом Российского психологического общества (РПО), членом Ассоциации детских психиатров и психологов (АПП), членом Международного общества исследователей развития поведения (International Society for Study Behavioral Development ISSBD). Она является членом двух специализированных диссертационных учёных советов, а также экспертом научно-технической сферы ФГБНУ НИИ «Научно-исследовательский институт — республиканский исследовательский научно-консультационный центр экспертизы».

Она участвует в деятельности редколлегий журналов «Перинатальная психология и психология репродуктивной сферы» и «Дошкольное воспитание», редакционного совета журнала «Психологическая наука и образование».

Смирнова Е.О. работает и в сфере практической психологии: как научный руководитель ДОУ №2030 г. Москвы и методист ГОУ Центр психолого-медико-социального сопровождения «Малыш».

Первые три года жизни — важный и ответственный этап в развитии ребенка.

В это время закладывается фундамент личности, основы будущих качеств и способностей. Однако родителям часто не хватает знаний о развитии психики и личности малыша. Данное пособие восполняет этот пробел. Его авторы — психологи, много лет изучавшие развитие ребенка.

В книге молодые родители найдут необходимую информацию о психическом и личностном развитии ребенка, множество полезных советов по его воспитанию.

Учебник содержит системное изложение курса детской психологии, в котором представлены основные понятия и теории детского развития, раскрываются закономерности психического развития ребенка от рождения до окончания дошкольного детства.

Развитие ребенка рассматривается в контексте его общения со взрослым, особый акцент делается на роли взрослого в каждый возрастной период. Содержащаяся в книге информация поможет читателю в создании базового психологического знания, необходимого для понимания ребенка, педагогической работы и общения с детьми.

Соавторы: Галигузова Л. Н., Ермолова Т. В., Мещерякова С. Ю.

В настоящем методическом пособии для психологов предлагается новый подход к диагностике психического развития детей.

Предметом диагностики является общение со взрослым и ведущая деятельность. Выделяются четыре возрастных периода и дается их психологическая характеристика. Для каждого периода представлены методики, выявляющие уровень развития ребенка. Описание каждой методики содержит характеристику измеряемых параметров и показателей, включает диагностические ситуации, шкалы оценки параметров и показателей, протоколы регистрации данных, а также рекомендации по составлению заключений по результатам диагностики.

Соавтор: Холмогорова В.М.

Пособие посвящено психолого-педагогическим аспектам межличностных отношений детей дошкольного возраста.

Представлены диагностические методы и методики, выявляющие особенности детских отношений. Особое внимание уделяется психологической характеристике проблемных форм отношения к сверстникам (агрессивности, застенчивости и пр.). Подробно описана оригинальная система игр, направленных на развитие межличностных отношений дошкольников.

Соавтор: Савина Е.А.

В книге «Родители и дети: Психология взаимоотношений» раскрываются различные аспекты проблемы детско-родительских отношений, дается характеристика их структуры и генезиса.

Рассматривается влияние родительского отношения на психическое развитие ребенка. Книга представляет собой обобщение современных зарубежных и отечественных исследований, а также экспериментальных исследований авторов.

Ссылка на книгу удалена с сайта по просьбе издательства.

www.koob.ru

Е.О. Смирнова детская психология

Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших педагогических учебных заведений, обучающихся по специальности 030900 «Дошкольная педагогика и психология»

УДК 159.922.7(075.8) ББК 88.8я73 С50

доктор психологических наук, профессор,

зав. кафедрой возрастной психологии МПГУ

Т. Д. Марцинковская;

кандидат психологических наук, зав. кафедрой

дошкольной педагогики и психологии МГППИ

кафедра дошкольной педагогики и психологии МГППИ

С50 Детская психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб.

заведений. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. — 368 с. , ISBN 5-691-00893-5.

В учебнике раскрываются основные понятия, важные теорети­ческие положения современной детской психологии, рассматри­ваются закономерности развития познавательных психических про­цессов ребенка, становление ведущих видов деятельности на каждом возрастном этапе. Дается характеристика проблемы готов­ности ребенка к школе, которая является своеобразным итогом психического развития дошкольника.

Учебник предназначен для студентов педагогических вузов, учи­лищ и колледжей, будет полезен всем, кого волнуют проблемы раз­вития и воспитания детей.

УДК 159.922.7(075.8) ББК88.8я73

© Смирнова Е. О., 2003

центр «ВЛАДОС», 2003 © Серийное оформление обложки.

Гуманитарный издательский ISBN 5-691-00893-5 центр «ВЛАДОС», 2003

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ДЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ТЕОРИИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА

Глава 1 ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ

Глава 2 МЕТОДЫ ДЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.

Глава 3 ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ,

ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ДЕТСКОЕ ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ .

Глава 4 ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ

И УСЛОВИЯ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА.

ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ДЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

наука о психическом развитии ребенка

Детство — период наиболее быстрого и интенсивного разви­тия человека. Ни в каком другом возрасте человек не проходит такое множество своеобразных этапов, как в раннем и дошколь­ном детстве. За первые 5—6 лет жизни он превращается из со­вершенно беспомощного младенца в достаточно сформирован­ного человека со своими интересами, чертами характера, привычками, взглядами. Именно в эти годы ребенок начинает ходить, действовать с предметами, говорить, думать, общаться, воображать и пр. Этот огромный путь психического развития ребенка и является основным предметом детской психологии.

Скорость появления новых качеств ребенка впечатляет взрослых. Постоянное движение ребенка вперед, возникнове­ние все новых форм его самостоятельности и самодеятельности характеризуется фактами, присущими детскому развитию. Эти­ми фактами и оперирует детская психология.

Долгое время ребенка рассматривали как маленького взрос­лого: он многого не знает, не умеет, не понимает. Он не может организовывать и контролировать себя, не может рассуждать, выполнять свои обещания и пр. Можно еще долго перечислять, чего ребенок не может. Но если мы будем рассматривать ре­бенка как неразумного, недоразвитого взрослого, мы никогда не поймем, откуда возникают его способности, качества, по­ступки. Можно перечислить множество занятий, которые дети могут делать лучше, чем взрослые. Они могут часами рисовать картинки, придумывать воображаемые ситуации и превращаться в разные персонажи, страдать за судьбу бездомного котёнка и пр. Все это обычно недоступно взрослому человеку. Поэтому важно искать не то, что дети еще не могут, а то, чем они отличаются от взрослых, т. е. специфику их внутренней душевной жизни.

Основная трудность в изучении психической жизни малень­ких детей заключается в том, что эта жизнь находится в посто­янном развитии, и чем младше ребенок, тем более интенсивно происходит это развитие. Он не только растет, но и развивает­ся. Понятия «рост» и «развитие» следует различать.

Рост — это количественное изменение или усовершенствова­ние какой-либо функции. Увеличиваются вес и рост ребенка, он все лучше действует с предметами, говорит, ходит и пр. Это коли­чественное накопление. Если мы будем рассматривать ребенка как неполноценного взрослого, то весь его жизненный путь све­дется только к количественным изменениям — т. е. к увеличению и усилению того, что в нем изначально присутствует, и ничего принципиально нового не образуется.

В отличие от этого, развитие характеризуется прежде всего качественными изменениями, возникновением психических новообразований. Например, неделю назад младенец вовсе не интересовался игрушками, а сегодня тянется к ним и посто­янно требует их от взрослого. Раньше он не обращал внимания на оценки окружающих, а теперь обижается на замечания и тре­бует похвалы. Значит, произошли какие-то качественные изме­нения в его психической жизни, возникло что-то новое, а ста­рое отошло на задний план, т. е. изменилась структура его психических процессов. Развитие характеризуется неравномер­ностью возникновения разных структур, когда одни из них «от­стают», а другие «забегают вперед».

Несмотря на различия, которые, безусловно, существуют между детьми одного возраста, каждый этап детства имеет свои специфические особенности. Например, в 3—4 месяца все мла­денцы радуются взрослому, около года дети предпочитают иг­рать с игрушками, а около двух лет начинают говорить и пр. Эти изменения носят не случайный, а закономерный характер. Если у того или иного ребенка они происходят иначе, можно го­ворить об отклонениях в их психическом развитии: отставании, опережении или деформации, которые всегда имеют свои при­чины. Выяснение закономерностей развития и объяснение его при­чин — важнейшая задача детской психологии.

Все дети проходят в своем развитии определенные стадии или этапы, которые характеризуются специфическими особенностя­ми их психической жизни. Изучение закономерностей психичес­кого развития ребенка составляет основной предмет детской пси­хологии. Ее основная задача — описать и объяснить особенности психической жизни ребенка на каждом возрастном этапе.

Чем же определяется специфика детского развития? Глав­ный вопрос, который здесь возникает, это вопрос об относи­тельной роли природных свойств организма и человеческих ус­ловий воспитания ребенка. Для ответа на него следовало бы провести эксперимент, когда дети с первых дней жизни росли бы в условиях изоляции от взрослых: не слышали бы речи, не видели бы других людей, не пользовались бы обычными для нас предметами. Если бы в таких условиях дети развивались при­мерно так же, психические способности ребенка можно было бы считать врожденными, заложенными самой природой.

Понятно, что ни один ученый и ни один родитель не позво­лит провести с ребенком такой рискованный эксперимент. Од­нако в истории человечества подобные случаи бывали. Дети вырастали вне человеческого общества, воспитывались живот­ными. Их называют «дети-Маугли», по аналогии с героем зна­менитого романа Р. Киплинга.

Например, в начале XX в. индийский ученый Рид Сингх увидел, как волчица выводит на прогулку своих волчат, среди которых оказались две девочки — одна примерно восьми, а другая полутора лет. Сингх увез девочек с собой и попытался их воспитывать. Оказалось, что эти дети были лишены всех без исключения специфически человеческих форм поведения. Они передвигались на четырех конечно­стях, ели сырое мясо, вели ночной образ жизни, выли по ночам, огрызались при виде людей и пытались скрыться. Словом, они значительно больше были похожи на волчат, чем на человеческих детей. Младшая из них, Амала, умерла через год, не выдержав человеческих условий жизни. Стар­шая, Камала, прожила до 17 лет. За 9 лет ее удалось с большим трудом обучить прямохождению и некоторым ги­гиеническим навыкам. Однако полноценное психическое развитие оказалось для девочки невозможным. Она так и не смогла думать, чувствовать и говорить по-человечески, оставаясь существом с типично волчьими повадками.

Может ли ребенок развиваться по-человечески, если не со­здавать ему человеческие условия жизни и не воспитывать по-человечески? Ответ на этот вопрос дают наблюдения за детьми, выросшими в условиях госпитализма. Явление госпитализма характеризуется изоляцией детей от взрослых и долгим пребы­ванием ребенка раннего возраста в одиночестве. Во время войны случалось, что дети были разлучены со своими матерями и вос­питывались в специальных детских приютах.

Так, немецкий психолог Р. Шпиц описал детей одного приюта, которые не видели своих матерей с 3-месячного возраста. Уход, питание, гигиенические условия в этом учреждении были типичными для удовлетворительно функ­ционирующих заведений такого рода. Однако у всех детей произошла резкая задержка не только психического, но и физического развития. В течение 2 лет погибло около по­ловины детей. Оставшиеся в живых в 3-4 года были абсо­лютно не способны к самостоятельному передвижению, не умели сидеть без поддержки, не могли есть ложкой и само­стоятельно одеваться, не реагировали на окружающих.

Итак, дети, оставшиеся в первые месяцы жизни вообще без внимания взрослых, несмотря на нормальное питание и физи­ческий уход, либо просто не выживают, либо перестают разви­ваться и остаются в эмбриональном состоянии. Это может сви­детельствовать о том, что наличие человеческого мозга — далеко не главное условие человеческого развития. Недостаточно родить­ся человеком, чтобы стать им. Ребенок впитывает в себя то, что дается условиями жизни, воспитанием. И если эти условия зве­риные — волчьи, собачьи, обезьяньи, ребенок вырастает зверем соответствующего вида. Если же ребенок остается один на один с внешним миром, без «воспитывающей» среды он просто не вы­живает и не развивается. Человеческая психика не возникает без человеческих условий жизни. Она не заложена в мозгу или в организме ребенка.

И в то же время психическая, душевная жизнь присуща толь­ко человеку, и никакое животное ни при каких условиях не мо­жет стать человеком.

В науке неоднократно делались попытки развить у жи­вотных человеческие качества. Например, советский зоопсихолог Н. Н. Ладыгина-Котс воспитывала в своей семье маленького шимпанзе от полутора до четырех лет. Обезьянку учили пользоваться вещами, играть с игруш­ками, разговаривать и относились к ней вполне по-чело­вечески. Но результаты оказались весьма скромными. Шимпанзе с трудом научился некоторым человеческим навыкам (держать карандаш или веник, стучать молот­ком и пр.) Но совершенно недоступным для него оказал­ся смысл человеческих действий: водя карандашом по бумаге, он не мог нарисовать что-нибудь осмысленное, «подметая» пол, он перекладывал мусор с одного места на другое и пр. У него отсутствовала какая-либо тенден­ция к усвоению слов, даже при настойчивой специальной тренировке. Эти данные говорят о том, что без челове­ческого мозга не могут возникнуть и человеческие каче­ства психики.

Что же получается? Вроде бы никаких природных предпо­сылок к человеческому развитию у ребенка нет, и в то же время только человеческий ребенок может стать человеком. Значит, все-таки есть в человеческом организме что-то, что позволяет ему столь быстро и успешно усвоить все формы человеческого поведения, научиться думать, переживать, управлять собой.

Да, есть. Как ни странно, главным преимуществом ребенка оказывается его врожденная беспомощность, его неспособность к каким-либо определенным формам поведения. Чрезвычайная пластичность человеческого мозга одна из главных его особеннос­тей, обеспечивающих психическое развитие. У животных большая часть мозгового вещества уже «занята» к моменту рождения — в нем закреплены врожденные формы поведения — инстинк­ты. Мозг ребенка открыт для нового опыта и готов принять то, что дают ему жизнь и воспитание. Ученые доказали, что у жи­вотных процесс формирования мозга в основном заканчивается к моменту рождения, а у человека этот этот процесс продолжается долгие годы после рождения и зависит от условий жизни и воспи­тания ребенка. Эти условия не просто заполняют «чистые стра­ницы» мозга, но и влияют на само его строение. Поэтому пер­вые, детские годы имеют столь важное, кардинальное значение для становления человека.

Мозг человека практически не изменился со времен наших далеких предков, живших несколько десятков тысяч лет тому назад. В то же время человечество за это время сделало гигант­ский путь в своем развитии. Это стало возможным потому, что развитие человека происходит принципиально по-другому, чем развитие в животном мире. Если в животном мире определен­ные формы поведения передаются по наследству, так же как и строение организма, или же приобретаются в процессе ин­дивидуального опыта отдельной особи, то у человека свой­ственные ему формы деятельности и психические качества передаются другим путем — путем наследования культурно-исторического опыта. Каждое новое поколение «стоит на пле­чах» всей предшествующей истории человечества. Оно прихо­дит не в природный мир, а в мир культуры, в котором уже есть науки, литература, музыка, дома, машины и многое другое. Есть представления о том, как должны развиваться дети и ка­кими они должны стать к зрелому возрасту. Всего этого сам ребенок никогда не изобретет, но он должен овладеть этим в про­цессе своего человеческого развития. Вот в чем заключается куль­турное или социальное наследование. Поэтому развитие ре­бенка определяется не только и не столько созреванием организма, но прежде всего социальными и культурными ус­ловиями жизни и воспитания ребенка в обществе. Эти усло­вия существенно различаются в разных культурах в разные ис­торические эпохи.

Детство как социокультурный феномен

Исторически понятие детства связывается не с биологичес­ким состоянием незрелости, а с определенным социальным ста­тусом детей в различные исторические эпохи, кругом прав и обя­занностей ребенка, доступных для него видов деятельности. Исследовать историю детства достаточно трудно, так как в этой области невозможно проводить наблюдения, а памятники куль­туры, имеющие отношение к детям, крайне бедны. Уникальный интерес представляют работы французского демографа и исто­рика Ф. Ариеса, который пытался воссоздать историю детства на материале произведений изобразительного искусства. Его иссле­дования показали, что вплоть до XIII в. художники вообще не обращались к образам детей. В живописи XIII в. изображения детей встречаются лишь в религиозных сюжетах (ангелы, младе­нец Иисус), изображения реальных детей при этом отсутствуют. По-видимому, тогда детство считалось периодом малоценным и быстро проходящим. Этому, по мнению Ариеса, способствова­ла демографическая ситуация того времени — высокая рождае­мость и высокая детская смертность. Наблюдалось общее безраз­личие и несерьезное отношение к детям. Признаком преодоления такого безразличия служит появление в XIV в. портретов умер­ших детей, которое говорит о том, что смерть ребенка начинает восприниматься как тяжелая утрата, а не как обычное явление. Преодоление полного равнодушия к детям, если судить по исто­рии живописи, происходит лишь в XVII в., когда впервые на пор­третах появляются изображения реальных Детей. Как правило, это портреты цесаревичей и влиятельных особ в детском возрас­те. Таким образом, по данным Ариеса, открытие детства Нача­лось в XIII в., но очевидность этого открытия наиболее полно проявляется в конце XVI и в XVII вв.

Одним из интересных признаков изменившегося отноше­ния к детям служит появление новых элементов в детской одеж­де. В средние века, как только ребенок вырастал из пеленок, его сразу же одевали во взрослый костюм. Только в XVI—XVII вв. появляется специальная детская одежда. Характерно, что маль­чиков и девочек 2—4 лет одевали в одинаковые детские платьи­ца. Этот тип детского костюма просуществовал вплоть до нача­ла XX в. Характерно, что в тех общественных сословиях, где нет больших различий между работой взрослых и детей (как, на­пример, в крестьянских семьях до революции), детей одевают во взрослые одежды (разумеется, меньших размеров).

Исследования Ф. Ариеса начинаются со средневековья, по­скольку лишь в это время появляются изображения детей в жи­вописи. Однако забота о детях и их воспитании, разумеется, была всегда. Представить особенности воспитания древних народов позволяют описания быта и жизни примитивных племен, со­хранившихся до наших дней.

Одно из таких описаний содержится в записках Дугла­са Локвуда о его путешествии в пустыню Гибсона (Запад­ная Австралия) и о встречах с аборигенами племени пин-туби. До 1957 г. большинство людей этого племени не видели белого человека, их контакты с соседними племе­нами были сильно ограничены, в результате чего в этом племени во многом сохранились культура и образ жизни людей каменного века. Вся жизнь этих людей проходит в пустыне и сосредоточена на поиске воды и пищи. Силь­ные и выносливые женщины племени пинтуби участвуют в этих поисках наравне с мужчинами. Они могут часами идти по пустыне с тяжелым грузом на голове. Детей рожают лежа на песке, помогая друг другу. Они не имеют никаких представлений о гигиене и даже не знают при­чин деторождения. У них нет никакой утвари, кроме кувшинов, которые они носят на голове. Когда Локвуд предложил им зеркальце и расческу, они не смогли вос­пользоваться ими по назначению, а изображение в зер­кале вызывало удивление и страх. Локвуд описывает, как девочка 2-3 лет во время еды засовывала себе в рот то огромные куски лепешки, то кусочки мяса маленькой игуаны, которые сама испекла на горячем песке. Ее млад­шая сестра сидела рядом и расправлялась с банкой ту­шенки (из запасов экспедиции), вытаскивая мясо паль­чиками. Еще одно наблюдение: маленькая, не умеющая ходить девочка устроила для себя отдельный костерчик и, наклонив голову, раздувала угли, чтобы огонь разгорел­ся и согрел ее. Она была без одежды и наверняка замерз­ла, но не плакала. Локвуд отмечает, что хотя в лагере было трое маленьких детей, он ни разу не слышал детского плача.

Свидетельства раннего взросления детей можно об­наружить во многих литературных источниках XIX в. Дети иногда начинали работать с 5-летнего возраста, нередко с 6-летнего, и почти все дети неимущих родителей рабо­тали с 8-летнего возраста; рабочий день продолжался 14-16 часов. Вспомним известный персонаж стихотворе­ния Н. Некрасова «Мужичок с ноготок», который в 6 лет считает себя полноправным мужиком.

Эти и многие другие материалы позволили Д. Б. Эльконину выдвинуть положение об исторической обусловленности детства. Детство возникает тогда, когда ребенка нельзя непос­редственно включать в систему общественного воспроизвод­ства, поскольку он еще не может овладеть орудиями труда в силу их сложности. Если эти орудия просты и примитивны, ос­новными способами добывания пищи являются собиратель­ство и охота, ребенок может очень рано приобщиться к труду взрослых, практически усваивая способы действия взрослых. При таких условиях, когда ребенок непосредственно включается в жизнь взрослых, нет необходимости в специальной подготовке к будущей трудовой жизни. Развитие цивилизации с не­избежностью привело к тому, что включение детей в про­изводительный труд взрослых оказалось невозможным и было отодвинуто во времени. С развитием человечества детство уд­линялось. Такое удлинение детства происходило не путем над­страивания новых периодов, а путем своеобразного «вклини­вания» нового периода развития, Эльконин блестяще раскрыл характер такого «вклинивания» нового периода на примере возникновения сюжетно-ролевой игры, а вместе с ней и но­вого этапа развития, который в современной психологии.на­зван дошкольным.

Вопросы об историческом происхождении периодов детства, о связи истории детства с историей общества чрезвычайно важ­ны для понимания психологии современного ребенка. Следует помнить, что тип воспитания, который мы наблюдаем в насто­ящее время, — всего лишь один из возможных и далеко не един­ственный.

Детская психология в системе наук

Детская психология — наука относительно молодая. Она за­родилась в конце XIX в., и ее началом принято считать появ­ление книги ученого-дарвиниста Вильгельма Прейера «Душа ребенка». В ней Прейер приводит записи ежедневных наблю­дений за развитием собственного сына. Несмотря на явную биологическую ориентацию этих наблюдений, Прейер впер­вые осуществил объективное исследование психики ребенка, поэтому он традиционно считается основателем детской психологии. На протяжении XX в. детская психология развивалась достаточно бурно и интенсивно. Однако, выделившись в от­дельную область знаний, она имеет прочные связи с другими науками. Рассмотрим место детской психологии в системе дру­гих наук.

Изучение психического развития ребенка возможно толь­ко при определенных общих представлениях о том, что такое человек и в чем состоят его сущностные характеристики. Та­кие представления дает философия. Можно напомнить, что пси­хология первоначально возникла в рамках философии и дол­гое время существовала как ее составная часть. В дальнейшем она выделилась в самостоятельную область знания и сама раз­делилась на множество отдельных дисциплин. Но все же каж­дый ученый, пытающийся изучать человека, хочет он того или нет, обязательно опирается на определенную философскую базу, на определенное понимание сущности человека. Поэто­му философия, или философская антропология, является фун­даментом психологии вообще и детской психологии в частно­сти. С другой стороны, вопросы, связанные с происхождением сознания, деятельности, личности человека, которые являют­ся центральными для философов, конкретно и детально раз­рабатываются в детской психологии. Многие известные фило­софы (В. В. Ильенков, Ф. Т. Михайлов и др.) постоянно обращались к материалам детской психологии и во многом строили на них свои философские концепции. Поэтому мож­но сказать, что детская психология, с одной стороны, опира­ется на философию, а с другой — дает ей необходимый эмпи­рический материал.

Психология современного человека, в том числе и ребенка, ко­ренным образом отличается от психологии человека средних ве­ков или эпохи Возрождения. Однако историко-культурным раз­витием человечества, филогенезом, занимаются другие науки -история, культурология, антропология. Предметом детской пси­хологии является индивидуальное развитие человека, или онтоге­нез, который всегда происходит в определенной историко-куль­турной ситуации, на определенном этапе филогенеза. Детскому психологу необходимо учитывать историко-культурный фон, на котором происходит детское развитие. Вместе с тем онтогенетичес­кое развитие имеет свои глубоко специфические закономерности.

Качественные изменения в психической жизни, т. е. раз­витие, происходит не только в детстве, но и на протяжении всего онтогенеза. И в жизни взрослого человека возможны качественные переломы в его взглядах на мир, появление но­вых потребностей и новых форм деятельности. Все эти из­менения имеют свои психологические механизмы и законо­мерности. Они составляют предмет особой научной дисциплины — психологии развития, или генетической психо­логии. Конечно, детская и генетическая психологии имеют много общего, поскольку наиболее интенсивно и эффектив­но психическое развитие человека происходит в детском возрасте. Генетическая психология в основном строится на фактах и закономерностях, полученных в детской психоло­гии. В свою очередь, детская психология использует законо­мерности психического развития человека, открытые в пси­хологии развития. Но детская психология ограничивается ранним возрастом (от 0 до 7 лет) и стремится максимально полно описать качественные изменения, происходящие с ре­бенком на протяжении детства.

Детская психология опирается на понятия и методологию общей психологии. Выделение таких аспектов психической жиз­ни ребенка, как деятельность, психические процессы, личность и др., стало возможным благодаря тому, что эти аспекты были выделены и описаны в общей психологии. Вместе с тем общая психология, имеющая дело со взрослым человеком, не может обойтись без фактов детской психологии. Особенности психи­ческой жизни взрослого нельзя понять без анализа их проис­хождения. Психика взрослого человека очень сложна, в ней од­новременно существует в свернутом, сжатом виде множество процессов и тенденций, изучить и проанализировать которые невозможно без обращения к их генезису. Детская психология в этом отношении обладает неоспоримым преимуществом: здесь все только начинается, и все процессы зарождения но­вых форм деятельности, сознания, мышления можно просле­дить в открытом, развернутом виде. Поэтому детскую психо­логию можно рассматривать как своеобразный генетический метод общей психологии, который позволяет проследить ста­новление сложнейших форм психической жизни взрослого человека.

Вместе с тем детская психология является самостоятель­ной фундаментальной наукой, дающей научную основу для та­ких прикладных наук, как педагогическая психология и педаго­гика. Предметом педагогической психологии являются разработка и обоснование методов обучения и воспитания де­тей в различных возрастах. Очевидно, что разработка методов обучения и воспитания дошкольников невозможна без знания особенностей психики ребенка на ранних этапах онтогенеза, которые дает детская психология. Только понимание возмож­ностей (и границ этих возможностей) ребенка на разных эта­пах детства позволяет педагогическому психологу разработать адекватные и эффективные для каждого возраста методы обу­чения и воспитания детей. Вместе с тем педагогическая пси­хология дает неоценимый материал для детской психологии, поскольку позволяет выяснить влияние различных стратегий воспитания и обучения детей на особенности их психического развития. Фундаментальная проблема связи психического раз­вития ребенка с его обучением и воспитанием лежит в плоско­сти как детской, так и педагогической психологии. Поэтому детская и педагогическая психологии являются неразрывно связанными дисциплинами. Педагогическую психологию дош­кольника можно рассматривать как особую область детской психологии, связанную с разработкой прикладных вопросов, касающихся обучения и воспитания детей.

Знание основ детской психологии необходимо для практи­ческой работы с детьми. Важнейшим условием успешной рабо­ты воспитателей и педагогов в яслях, детском саду, различных учебно-воспитательных центрах является знание закономерно­стей психического развития ребенка, понимание интересов каж­дого ребенка, особенностей его мышления и эмоциональной жизни. Знание детской психологии помогает воспитателю уста­навливать контакт с детьми, своевременно выявлять и преодо­левать отклонения в их психическом развитии, выбирать адек­ватные для них формы общения и обучения.

В последнее время в нашей стране все более широкое распро­странение получает профессия практического детского психолога. В задачу этого специалиста входят диагностика и коррекция пси­хического развития детей, а также работа с «трудными» детьми и их родителями. Необходимой основой для этой профессии является знание детской психологии. Только понимание воз­растных норм и закономерностей психического развития по­зволяет практическому психологу выявлять индивидуальные особенности каждого ребенка, их соответствие возрастной нор­ме, диагностировать отклонения в психическом развитии от­дельных детей и выбирать адекватные и эффективные методы коррекции.

Детство — период наиболее интенсивного и эффективного развития человека.

Детская психология — это наука, изучающая особенности психической жизни ребенка и закономерности психического развития в детском возрасте. Это развитие осуществляется как качественные преобразования в психике ребенка, смена различных, качественно своеобразных возрастных этапов психической жизни, каждый из которых имеет свои специфи­ческие особенности. В отличие от этого рост ребенка являет­ся процессом количественных накоплений, т. е. увеличением того же качества.

Психическое развитие ребенка осуществляется другим пу­тем, чем развитие животных. Оно происходит не как развер­тывание врожденных биологических задатков или накопление индивидуального опыта, а через присвоение культурно-ис­торического опыта, превращение общественных ценностей и норм деятельности в собственные, индивидуальные спо­собности ребенка.

Детская психология как самостоятельная, фундаменталь­ная наука имеет тесные и взаимные связи с другими дисцип­линами. С одной стороны, она опирается на философию, куль­турологию, психологию развития и общую психологию и дает эмпирический материал для них, с другой — она является науч­ным фундаментом для педагогической психологии, педагогики и практической психологии.

1. Что изучает детская психология и каков ее главный предмет?

2. Чем отличается детский возраст от других, более по­здних возрастов?

3. Что дает ребенку природа? В чем главное отличие чело­веческого мозга от мозга животных?

4. Чем отличается развитие ребенка от его роста?

5. Каково главное условие человеческого развития?

6. В чем главное отличие в развитии ребенка и детенышей животного?

7. С какими науками связана детская психология? Что дают ей философия, психология развития и общая психология?

8. Зачем воспитателю или практическому психологу нужно знать детскую психологию?

studfiles.net