Лесгафт пф Семейное воспитание ребенка и его значение

Скачать: Семейное воспитание ребенка и его значение , Пётр Лесгафт

«Семейное воспитание ребенка и его значение»—работа крупнейшего русского педагога XIX в. П, Ф. Лесгафта. Рассматривая жизнь ребенка в семье и школе, автор анализирует разные типы поведения детей, предлагает оригинальные методы семейного воспитания. Для успешного развития ребенка в семье подчеркивается значение «умной, толковой, правдивой, любящей матери».

Большое внимание в книге обращено на формирование социальной направленности личности, на единство целей и задач семейного и общественного воспитания.

Для учителей, родителей.

  • FB2
  • EPUB
  • TXT
  • RTF
  • HTML

…Самое существенное требование, какое необходимо предъявить воспитателю и учителю, берущему на себя обязанность руководить ребенком, вступающим в школу,— это чтобы он понимал ребенка, его психические отправления, а равно и его индивидуальные свойства, так как, не зная условий психического развития ребенка, воспитатель может ежеминутно стать в тупик перед проявлением той или другой черты нрава воспитанника, не сумеет найти основной причины данного поступка и упустит из виду тесную связь индивидуальных особенностей ребенка с его дошкольной обстановкой и семейной дисциплиной.

Привыкнув в обыденной жизни к очень поспешным заключениям, когда приходится указывать причину того или другого поступка взрослого человека, обыкновенно ограничиваются только обвинениями и порицаниями также и тогда, когда спрашивают: где искать причины дурных привычек или безнравственных поступков ребенка, едва достигшего школьного возраста?

Однако эти обвинения и порицания ровно ничего не уясняют, а только доказывают, что педагог не желает взять на себя труд выяснить те психические мотивы, которые составляют подкладку каждого человеческого поступка. Вследствие недостатка внимания, а главное вследствие незнания, обыкновенно спешат допустить сутеля красноречиво толкуют о «неисправимо испорченных» детях, точно эта испорченность явилась сама по себе и за нее ответствен сам ребенок! Влияние руководства взрослых как-то всегда остается в тени; и верить не хотят, что «испорченность» ребенка школьного или дошкольного возраста есть результат системы воспитания, за которую расплачивается все-таки один воспитанник. В громадном большинстве случаев не прирожденная тупость (нравственная или умственная) ребенка, а педагогические ошибки подготовляют ребенку горькую будущность, оставляя на его личных проявлениях и привычках неизгладимые следы нравственной порчи и умственного бессилия.

Но раздражение может при постепенном и последовательном действии передаться по проводникам дальше, к периферии больших полушарий мозга, к сознательным или субъективным центрам, являясь здесь в виде ощущения или чувствования (удовольствия или страдания), и выразится уже в виде желания или хотения. Для осуществления этого сознательного акта опять же необходимо раньше всего периферическое раздражение (кожа, все ткани и органы тела), затем передача полученного раздражения центрам объективного восприятия (серое вещество спинного мозга, продолговатого мозга, мозжечка и узлов основания головного мозга) и дальнейшая передача раздражения центрам субъективного восприятия, где оно проявляется в виде ощущения или чувствования. Последние составляют, следовательно, последствие или результат передачи раздражения сознательным центрам (корковый слой головного мозга). Влияние разновременных или различных по степени и качеству раздражений вызывает в центре субъективного восприятия сравнение, порождающее мысль, или суждение. Далее, раздражение, передаваясь центрам субъективной деятельности (психомоторным центрам),…

knigosite.org

Лесгафт пф Семейное воспитание ребенка и его значение

ШКОЛЬНЫЕ ТИПЫ (АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ЭТЮД)

Соответственно постепенному и последовательному ходу развития умственных способностей у ребенка нормального типа можно бы различать при его развитии следующие периоды:

1) Хаотический период, в котором находится новорожденный ребенок.

2) Рефлекторно-опытный, продолжающийся главным образом до появления речи, следовательно, приблизительно до начала второго года после появления ребенка на свет.

3) Подражательно-реальный — до школьного периода.

4) Подражательно-идейный — школьный период до 20-летнего возраста.

5) Критико-творческий период, к которому, собственно, должен принадлежать взрослый, зрелый возраст с различными подразделениями.

Эти периоды при выяснении идеального, нормального типа ребенка будут прослежены только до школьного периода. Прежде же всего посмотрим, в каком виде ребенок является в школу и какая связь существует между его прежней семейной жизнью и тем типом, к которому его можно отнести, наблюдая его при появлении в школе.

Самые характерные из замеченных типов следующие:

1) Тип лицемерный.

4) » забитый — мягкий.

5) » забитый — злостный.

Проследим теперь эти типы в частности.

Ребенок лицемерного типа при появлении в школе отличается обыкновенно своей скромной внешностью; в играх он подвижен и весел. Вначале он очень приветлив и внимателен ко всем окружающим, а потом более к тем, от которых что-либо зависит. Он сближается с ними всего более, угождает им и даже внимательно предупреждает различные их желания. При всяком удобном случае он ласкается к своим учителям и воспитателям, целует их

(в особенности девочки) и конфузливо указывает на свою привязанность к ним. Он охотно говорит с ними о добре и не пропускает случая высказывать самые ходячие правила нравственности, заученные им наизусть, смотря при этом прямо в глаза наставнику, к которому обращается. Для этого он в особенности пользуется случаем, когда замечен какой-нибудь проступок товарища. Иногда он является с виду таким простодушным или откровенно добродушным ребенком, что все к нему относятся с участием. В классе он всегда старается быть скромным и только своей высокоподнятой подвижной рукой показывает учителю свою готовность отвечать или решать задачу. Ответы его, не всегда удачные, чаще всего содержат в себе слова учителя, которые он успел запомнить. Такой ребенок вначале обыкновенно учится хорошо и примерно исполняет .все, что от него требуется, но это продолжается недолго.

Вскоре оказывается, что этот прелестный ребенок не любим своими товарищами; это часто поражает наставника, который, однако, сначала объясняет себе это явление кознями худых учеников, тем более, что недовольствие и является раньше всего со стороны учеников, не любимых учителем. Мало-помалу этот ребенок все более отдаляется от своего класса, оставаясь, однако же, часто любимцем учителя, который, видя его угнетенным и преследуемым, еще более покровительствует ему. При этом сближении с наставником ребенок передает то как бы случайно в разговоре, а то и прямо все действия товарищей и их проступки.

В отношениях своих к низшим, а в особенности к прислуге, он всегда отличается большой важностью, даже грубостью и хвастовством. Стараясь унизить других, он постоянно чем-нибудь хвастает: богатством, родовитостью, значением родных или знакомых, связями, знакомствами с именитыми, высокопоставленными и авторитетными лицами, выдумывая при этом всевозможные небылицы, и попрекает других низким происхождением и дурными качествами. Хвастовство принадлежит вообще к очень обычным явлениям у ребенка лицемерного типа. Вместе с этим такие дети часто обожают, преклоняются и охотно унижаются перед выдающимися в обществе лицами. Они часто ведут даже целые записи и делают свои заметки о встрече, случайном слове или газетном известии о таких лицах, постоянно замечая и слепо повторяя все ими у них подмеченное. Во всех подобных действиях не заметно ни умственного, ни душевного участия, а только одно слепое поклонение и хвастливое повторение всего ими внешне воспринятого.

Лицемерный ребенок часто пользуется хорошим расположением наставников, чтобы под различными предлогами отделываться от своих занятий. То ребенок прямо высказывает нерасположение заниматься, действуя при этом своей откровенностью, то у него являются различные страдания, мешающие ему заниматься, причем он даже сам заявляет свое сожаление, что должен пропускать свои занятия, и часто кажется, что он, действительно, озабочен и огорчен этим.

Вообще он часто прибегает к различным болезням, которыми он якобы страдает; ими он желает разжалобить окружающих и тем достигнуть удовлетворения своих желаний «. »

В школе часто случаются пропажи мелких вещей у товарищей, которые так же часто находятся у этого любимца. Он как будто не отличает имущества других от своего, причем свое все же тщательно хранит и в этом отношении отличается некоторой скупостью, а иногда даже жадностью «. . .» Только под опасением наказания он исполняет требования старших, а всего того, за что он, по своему мнению, наказанию не подвергнется, он не исполняет. Он отделывается, где только возможно, самой беззастенчивой ложью, говоря часто неправду, иногда даже без всякой нужды, с совершенно невинным и откровенным видом. Подозреваемый или даже уличенный во лжи, он никогда не сознается, в особенности если не предвидит наказания. Всеми средствами, а иногда и рядом небылиц он старается оправдаться, и если ничто не помогает, он, заливаясь слезами, горько будет жаловаться на несправедливость и пристрастное отношение к нему окружающих. Ложь составляет вообще характерное явление у такого ребенка.

Во всех своих действиях он руководствуется только личной выгодой и совершенно безучастен к требованиям или страданиям других, даже самых близких ему лиц. Только что увидев страдания и мучения, причиненные им другим, он может спокойно заснуть безмятежным сном, как будто он тут ни при чем. Он ни к кому и ни к чему не привязан и даже охотно меняет свои связи и условия жизни, так как при новой обстановке и среди новых людей опять пользуется прежними выгодами и делается на время любимым ребенком. Если новые окружающие его люди окажутся добрыми, мягкими и ненастойчивыми, то он будет выказывать замечательную самоуверенность; оказывается, что он все знает, он будет учить даже взрослых и всегда будет пользоваться ими для своей выгоды; вскоре он так бесцеремонно и уверенно будет всем распоряжаться, что сделается властелином и тираном окружающих, причем всегда будет отличаться своей требовательностью и бессердечием (. )

Между товарищами он всегда нелюбим; часто он еще находит себе приверженцев в мягко-забитых детях, которыми он распоряжается по-своему, обыкновенно оделяя их им же принадлежащим имуществом или же заставляя их делать и отвечать за себя. Эта «жила» или «лисичка» в классе всегда преследуется всеми остальными учениками. Он всегда отличается своим хвастовством и надменностью в отношении слабых и низших, лестью и трусостью в отношении сильных и старших. Клевета, сплетня, наговор, доносы, ложь делают его как невозможным товарищем, так и вообще невозможным сожителем.

Если такого ребенка исключают из школы за леность или другие подобные качества или если школа на него вообще мало повлияет, то он является в обществе либо с внешним видом кроткого и сострадательного благотворителя, разыгрывающего роль отца и благодетеля, либо в виде мнимого страдальца или ханжи — этих вредных паразитов общества, не пропускающих ни одного выгодного для себя случая, чтобы не воспользоваться им,— либо в виде того нахального и самоуверенного человека, для которого нет ничего святого и который знает только личную свою выгоду и удовлетворение своих животных стремлений и потребностей «. . .»

www.litmir.me

55. Лесгафт о семейном воспитании. «Теория прибавочных раздражителей»

П. Ф. Лесгафт особо выделял период семейного воспитания со дня рождения ребенка до поступления в школу (до конца седьмого года), которому придавал весьма важное значение в развитии личности человека.

П. Ф. Лесгафт видел главную задачу родителей в том, чтобы они создали в семье такие условия, которые позволили бы детям с раннего возраста свободно и гармонически развиваться, посильно участвовать в деятельности взрослых. Правильно поставленное семейное воспитание, по мнению Лесгафта, должно создать нормальный тип ребенка, сохранить и развить ценнейшие его качества: впечатлительность ко всему окружающему, самодеятельность, отзывчивость, искренность, правдивость, интерес к познанию и т. п.

Основными путями для развития нормального типа Лесгафт считал: личную инициативу ребенка в. размышлениях и в действиях, возможность проверить у близкого и любящего лица свои сомнения и недоразумения и стремление преодолеть препятствия собственными силами.

В книге “Семейное воспитание ребенка и его значение Лесгафт выдвигал следующие главные требования к организации воспитания в семье: чистота, последовательность в отношении слова и дела при обращении с ребенком, отсутствие произвола в действиях воспитателя, признание личности ребенка, обращение с ним как с человеком.

Совершенно недопустимы телесные наказания детей. Они вредны с биологической, психологической и педагогической стороны. “Ребенок, выросший под непрестанным применением их, представляет собой резкий и обособленный тип,— писал Лесгафт. — Характерными чертами его являются подозрительность, резкость и угловатость действий, замкнутость, тупая и медленная реакция на внешние впечатления, проявления мелкого самолюбия и резкие выходки, сменяющиеся полной апатией”.

П. Ф. Лесгафт был знаком с практикой фребелевских детских садов за границей, а также русских платных детских садов в Петербурге и считал их учреждениями, не отвечающими требованиям правильного воспитания и развития детей. Лесгафт выступал против систематизированных и строго регламентированных игр и занятий, рекомендованных Фребелем.

Лесгафт указывал, что родителями и педагогами при выборе средств воспитания должны учитываться такие ценные качества ребенка, как впечатлительность, восприимчивость, стремление к самостоятельной переработке воспринятого, к разнообразно деятельности и играм.

Лесгафт считал возможным использовать лишь отдельные игры и занятия Фребеля в семейном воспитании детей, но на основе иной методики. Он удивлялся, почему часто вполне обеспеченные родители отдавали своего единственного ребенка в детский сад, и считал, что передачу детей в детский сад “можно было бы допустить разве при отсутствии родителей или. невозможности их заняться своими детьми”.

Указывая, что естественной и незаменимой воспитательницей детей преддошкольного и дошкольного возраста является образованная мать, Лесгафт считал необходимой и неотложной задачей развитие женского образования в России.

studfiles.net

Вся жизнь Петра Францевича Лесгафта, биолога, анатома, антрополога, педагога, врача, создателя научной системы физического воспитания, руководителя крупного научно-исследовательского учреждения, прогрессивного общественного деятеля, связана с Петербургом.

Здесь он родился ,получил образование, начал самостоятельную трудовую жизнь. Здесь прославил свое имя как ученый и воспитатель, терпеливый и настойчивый ваятель свободной творческой личности.

Здесь в Петербурге, он и похоронен морозным декабрьским днем под бдительным надзором полиции, никогда не оставлявшей его своим вниманием.

Петр Францевич Лесгафт был по достоинству оценен своими современниками, отмечавшими его исключительную научную честность, бескорыстие, независимость суждений, принципиальность и могучий аналитический ум. Всю жизнь его окружал ореол личности незаурядной, счастливо сочетающей в себе редкое человеческое обаяние и простоту с одержимостью строгого, требовательного ученого, человека дела и непрестанного труда.

« не знаю что такое скука»,- сказал как-то Лесгафт. С таким же правом он мог сказать: «Я не знаю что такое покой», ибо вся его жизнь была решительным и каждодневным противодействием покою. К этому он призывал и своих учеников.

Среди многочисленных заслуг П. Ф. Лесгафта перед отечественной наукой особое место занимают созданная им оригинальная теория физического образования и система подготовки кадров для ее внедрения в жизнь. Оригинальный теоретик и искусный педагог- практик, Лесгафт оставил глубокий след в развитии физического воспитания в России в конце ХIХ — начале ХХ в. Многое в трудах Петра Францевича Лесгафта выходит за рамки исторического значения и может быть использовано в современной теории и практике физического воспитания и подготовке педагогических кадров этого профиля. Особого внимания заслуживает его концепция, построенная на признании взаимосвязи видов воспитания и развития. В советской педагогике на новой методологической основе эта концепция, подкрепленная многими новыми трудами, оформилась как принцип комплексного подхода к воспитанию и его исследованию.

Капитальные труды Лесгафта «Руководство по физическому воспитанию детей школьного возраста», «Семейное воспитание ребенка и его значение», «Об отношении анатомии к физическому воспитанию», статья « О физическом образовании в профессиональной школе и др. сохранили свою научную значимость.

Научная деятельность Петра Францевича Лесгафта

Научно-педагогическая деятельность П.Ф.Лексгафта началась в Петербургской медико-хирургической академии, где после ее окончания он исполнял обязанности ассистента и презектора. Здесь он защитил две диссертации: на степень доктора медицины (1865г) и на степень доктора хирургии (1868г.). После защиты второй диссертации Лесгафт стал заве5довать кафедрой физиологической анатомии в Казанском университете, блестяще читал лекции, организовывал практические занятия и решительно выступал против консерватизма известной части профессуры и администрации.

За резкую критику существующих порядков в статье «Что творится в Казанском университете», опубликованную в одной из петербургских газет, Лесгафт был отстранен от педагогической деятельности. Посвятив себя врачебной деятельности, он обращается к физической культуре. В частном врачебном гимнастическом учреждении доктора А.Г. Берглинда он применяет физкультуру при лечении различных недугов. С 1874 г. Лесгафт начинает работать в Главном управлении военно-учебными заведениями, организует и сам проводит занятия по гимнастике во 2-ой Петербургской военной гимназии. В каникулярное время он выезжает в командировки для изучения подготовки учителей гимнастики в европейских странах. Обобщая личный педагогический опыт и материалы наблюдений, он пишет и публикует работы: «Основы естественной гимнастики» (1874г.), «Об отношении анатомии к физическому воспитанию»(1876г.) и «Приготовление учителей гимнастики в государствах Западной Европы» (1877-1880гг.)

В 1887 г. Лесгафт по собственному желанию организует учебно-гимнастические курсы для подготовки учителей по гимнастике. В 80-е годы Лесгафт создает ряд значительных работ, где показывает единство физического и психического и раскрывает особенности физического развития и воспитания.

С 1886 г. П. Ф. Лесгафт — приват-доцент естественного факультета Петербургского университета. Он начинает курс лекций по анатомии, широко привлекая данные физиологии, психологии, антропологии и других наук. По свидетельствам очевидцев, лекции Лесгафта имели глубокое влияние на студентов, развивали мышление.

12 лет проработал П.Ф. Лесгафт в Петербургском университете и ушел из него, как из Казанского университета, протестуя против произвола и насилия. Это нашло отражение в следующих строках адреса, преподнесенного ему студентами: «…Вся Ваша жизнь и деятельность являются протестом против насилия в какой бы то ни было форме. И чем реже такие люди, тем они дороже. Мы видим в Вас не только нашего учителя, но лучшие идеалы, бескорыстного и благородного общественного деятеля»

Но даже активная педагогическая деятельность в университете не могла отвлечь Лесгафта от главных его устремлений — разработки своей системы физического образования и ее практического внедрения. Особое место среди работ 1887-1888 гг. занимают капитальные труды «Руководство по физическому образованию детей школьного возраста» и «Семейное воспитание ребенка и его значение»

Последующие, 90-е годы характеризуются большой организаторской деятельностью П. Ф. Лесгафта – ученого и педагога. Он создает различные курсы по подготовке руководителей физического воспитания и образования, биологическую лабораторию – научный центр и учебную базу со специальным печатным органом, руководит организацией детских площадок, катков по линии «Общества содействия физическому развитию учащейся молодежи», созданного по его инициативе.

При поддержке общества П.Ф. Лесгафт добился разрешения на открытие Курсов воспитательниц руководительниц физического образования (1896г.)

Научно-педагогическая и общественная деятельность Лесгафта, находившаяся под контролем царской полиции, затруднялась различного рода запрещениями. Так, в донесениях охранников отмечалось, что лекции и беседы Лесгафта « оказывают на слушательниц вредное влияние, вселяя в них революционные убеждения», и что многие слушательницы Лесгафта – «личности неблагонадежные».

Когда лее П. Ф. Лесгафт организовал сбор подписей под про­тестом по поводу избиения студентов-демонстрантов полицией и жандармерией, последовала его высылка из Петербурга как неблагонадежного (1901 г.). Однако, вернувшись через год из ссылки, Лесгафт продолжал активную общественно-педагогиче­скую деятельность на созданных им Курсах руководительниц физического образования. К чтению лекций привлекались про­грессивные ученые и общественные деятели: В. Л. Комаров, Е. В. Тарле, И. П. Павлов, Н. А. Морозов, А. А. Ухтомский, М. М. Ковалевский.

В документах охранки это получало соответствующую ин­терпретацию: «Сомнительное направление г. Лесгафта прояв­ляется, между прочим, в том, что г. Лесгафт за последние годы привлекает на свои курсы преподавателей, небезупречных в от­ношении политической благонадежности». Отмечается, что «бо­таник Комаров, удаленный за антиправительственный образ мыслей из разных учебных заведений, нашел себе пристанище на курсах Лесгафта» 1 (1904 г.). Даже временное закрытие Кур­сов руководительниц физического образования в 1905 г. в связи с участием слушательниц в событиях 9 января не только не из­менило общего направления деятельности Лесгафта, но и стиму­лировало ее расширение. Он принимает решение создать Выс­шие курсы по наукам биологическим, педагогическим и обще­ственным (открыты 21 декабря 1905 г.). Педагогическоеотде­ление сохраняло направление и содержание Курсов руководи­тельниц физического образования. Свое новое учреждение Лесгафт неофициально называл «Вольной высшей школой».

16 февраля 1906 г. в помещении школы на собрании социал- демократических организаций Московско-Нарвского района с докладом выступал В. И. Ленин «О выборах в Государственную думу» и позднее — по вопросу об итогах IV (объединенного) съезда РСДРП *.

Агенты охранки докладывали: «На курсах Лесгафта 21 октября читались лекции исключи­тельно на тему о возможности добыть свободу в России лишь революционным путем» (1906 г.).

«. являются постоянным местом для противозаконных со­браний Курсы Лесгафта при С.-Петербургской Биологической лаборатории, где преступная деятельность революционеров при весьма сочувственном отношении к ней директора лаборатории Лесгафта ведется в широких размерах. произносятся речи с призывом к насильственному низвержению всего ныне сущест­вующего строя» (1906 г.)**

«. в ночь с 18 на 19 декабря 1907 г. был произведен обыск на курсах профессора Лесгафта, причем обнаружено до 50 пу­дов нелегальной литературы, частью уложенной в тюки для от­правки, а также один пуд типографского шрифта и валик для печатания»***. Вскоре курсы как один из центров революцион­ной агитации в столице были закрыты (17 июля 1907 г.).

В начале нового века публикуются статьи П. Ф. Лесгафта: «Физическое образование в школах», «К вопросу о физическом образовании в школах» (1902 г.); «Значение школы» (1907 г.) и др. Осуществляется второе издание первой части «Руковод­ства по физическому образованию детей школьного возраста» (1904 г.). В год своей смерти П. Ф. Лесгафт успел опубликовать 2-е издание второй части «Руководства». Скончался П. Ф. Лес­гафт 11 декабря 1909 г. в Египте. Похоронен на Литературных мостках Волкова кладбища в Петербурге. Похороны носили ха­рактер политической демонстрации против самодержавно-поли­цейского режима. В них участвовали свыше 5000 человек. На ленте одного из многочисленных венков выделялась надпись: «Ты жил впереди нас: время твоих идеалов еще не пришло».

Мировоззренческие и научные концепции, идеи психофизио­логического единства человеческой природы и роли физического образования во всестороннем развитии человека, утверждаемые П. Ф. Лесгафтом, не стоят в стороне от основных тенденций рус­ской педагогики XIX в., отраженных в трудах А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского. Можно предполагать и влияние на П. Ф. Лесгафта трудов И. М. Сеченова и К. Д. Ушинского. Однако нельзя отказать ему в оригинальности и самобытности построения педагогических положений теории физического образования на основе анатомо­-физиологических данных.

Отметим, что и К. Д. Ушинский признавал значение этих на­учных дисциплин для правильного понимания вопросов физиче­ского воспитания. Он писал: «. правила физического воспита­ния необходимо должны быть выведены из глубокого и обшир­ного знания анатомии, физиологии, патологии, иначе они будут бесцветны, бесполезны. »

П. Ф. Лесгафт блестяще сочетал эти знания психологии и пе­дагогики при глубоком понимании сущности физического воспи­тания (его теории и методики).

Исследователь трудов Лесгафта профессор Г. Г. Шахвердов, возглавлявший кафедру педагогики Ленинградского института физкультуры им. П. Ф. Лесгафта, справедливо отмечал, что во всех областях научных знаний: в биологии, антропологии, ана­томии, физиологии, патологии, психологии, педагогике — он отрицал все мистические, метафизические, идеалистические тол­кования. Лесгафт стремился везде раскрыть реальные причинно- следственные связи изучаемых явлений и весьма преуспел в этом .

В «Руководстве» мы читаем: «Между умственным и физиче­ским развитием человека существует тесная связь, вполне вы­ясняющаяся при изучении человеческого организма и его от­правлений» и «тесная связь, существующая между непосредст­венными физическими и душевными проявлениями, с одной стороны, и внешним их выражением, с другой, ясно показывает необходимость гармонического и умственного развития в шко­ле».

История развития педагогической теории

В истории развития педагогической теории П. Ф. Лесгафту принадлежит особое место — как основоположнику отечествен­ной науки о физическом воспитании. Ему удалось создать ори­гинальную, стройную и развернутую систему физического обра­зования (воспитания). В этой системе одно из центральных мест занимает воспитание детей школьного возраста.

Свой капитальный труд о физическом воспитании он назы­вает «Руководство по физическому образованию детей школьно­го возраста».

Физическое образование рассматривается как системное ос­воение человеком рациональных способов управления своими движениями, приобретение таким путем необходимого в жизни фонда двигательных навыков.

Одна из главных идей, лежащих в основе «Руководства по физическому образованию детей школьного возраста», состоит в том, что основной задачей школы является образование чело­века, т. е. формирование его как личности, о чем совершенно определенно говорит Лесгафт: «. задачей школы считать вы­яснение значения личности человека и ограничение произвола в его действиях, если школьный период есть тот единственный идейный период в жизни, когда развивается отвлеченное мыш­ление и понятие об истине, когда образуется человек».

В трудах П. Ф. Лесгафта — касаются ли они анатомии и фи­зиологии, психологии и педагогики, гигиены и общей теории развития организма — человек всегда рассматривается как це­лостный организм и личность одновременно. Отсюда вытекают сложнейшие вопросы взаимосвязей умственного, нравственного, эстетического и физического развития и взаимовлияний соот­ветствующих им сторон воспитания.

П. Ф. Лесгафт не случайно подчеркивает необходимость да­вать «упражнения для того, чтобы приводить в соотношение вос­принимаемое глазом с ощущениями, связанными с движения­ми». Такие упражнения будут способствовать выработке уме­ний оценивать предстоящую работу и выполнять ее по слову, как рекомендовал Лесгафт. Физические упражнения могут играть существенную роль в развитии умственных и физических способ­ностей, повышать общий уровень готовности действовать умело и рационально. На современном уровне научного знания эти по­ложения ученого можно рассматривать как возможности совер­шенствования процесса управления человеком своими дейст­виями.

П. Ф. Лесгафтом были намечены пути реализации двух основ­ных, уже утвердившихся к тому времени в общей дидактике, принципиальных требований: сознательности и наглядности обу­чения применительно к условиям овладения физическими упраж­нениями.

Важно отметить, что П. Ф. Лесгафт проложил основной путь м решении таких методических вопросов теории физического вос­питания, как использование общих педагогических положений с учетом специфики конкретного вида деятельности, и др. С пози­ции единства умственного и физического воспитания решается Лесгафтом вопрос о единстве их методов. Анализ, синтез, срав­нение, характерные для умственного воспитания, являются основными при овладении двигательными действиями.

Впервые в методике обучения физическим упражнениям Лес­гафтом был поставлен вопрос о знании каждым занимающимся того, что он должен делать, зачем и как. Каждой педагогической задаче соответствует круг определенных упражнений, и на каж­дом этапе обучения определяются конкретные требования к действиям занимающихся.

Весьма своеобразными были позиции П. Ф. Лесгафта и в во­просе о наглядности обучения. В «Руководстве» он рекомендует следующее: «. со всеми требуемыми действиями необходимо зна­комить занимающихся непременно по слову, а не по показанно­му»; показ же должен уточнить и попрадить созданное словом представление. Таким образом, показ выступает как средство проверки учеником своих знаний, уточнения представлений, по­лученных ранее на основе восприятия объяснений учителя.

Не вызывает сомнений, что научно- педагогическое наследие П. Ф. Лесгафта далеко выходит за рамки только исторического значения и может рассматриваться как один из основных источников педагогической науки, содержащей идеи, богатство которых еще не полностью исчерпано.

Деятельность П. Ф. Лесгафта как основателя системы под­готовки кадров по физическому образованию началась с 1874 г., когда он был приглашен на работу в Главное управление воен­ных учебных заведений (ГУВУЗ). Эти учебные заведения испы­тывали острую потребность в учителях гимнастики. Лесгафту, уже известному в то время ученому, опубликовавшему работу «Основы естественной гимнастики», ГУВУЗ поручает ознако­миться с опытом подготовки учителей гимнастики за рубежом.

За два года (1875—1876) Лесгафт посетил ряд западноев­ропейских государств (26 городов) и изучал наиболее распро­страненные системы гимнастики и подготовки учителей этого профиля. Критический анализ этих систем обнаружил несостоя­тельность многих сложившихся теорий, и Лесгафт одновременно с разработкой собственной системы физического образования разрабатывает основы системы подготовки кадров, ее обеспечи­вающих.

Одно из главных ее положений — требование солидной педа­гогической подготовки. В связи с этим П. Ф. Лесгафт настаивал на понятии «педагогическая гимнастика», т. е. системе упражне­ний, решающей педагогические задачи. Для успешного их реше­ния, отмечает он, нужна общая теоретическая подготовка, фи­лософская, психологическая, физиологическая и т. п.

Говоря о теоретической подготовке, Лесгафт все время дела­ет упор на ее педагогическую направленность: «. врач может определить физическое развитие ученика, но он обыкновенно со­вершенно не знаком с отдельными упражнениями, а главное — с влиянием их на молодой организм». Преподаватель, пишет он, должен быть хорошо «знаком с физическими условиями того организма, который берется он воспитывать, чтобы он понимал влияние на организм тех упражнений, которые он применяет, и чтобы он имел такое педагогическое образование, которое руко­водило бы им при применении знакомого ему материала препо­давания к вполне известному ему молодому организму».

Анализируя труды П. Ф. Лесгафта, можно собрать полное профессионально-графическое описание той части педагогических кадров, которая связана со школой. Это описание будет адекватным современным представлениям о преподавателе физической культуры.

Для подготовки учителей «педагогической гимнастики» в военных гимназиях Лесгафт предлагал создать Центральный гимнастический институт. С требованиями широкой общеобразовательной и педагогической подготовки сочетались требования к оснащению такого учреждения гимнастический зал, оборудован­ный аппаратами, применяемыми при различных методах гимнастики; аудитория на 100 слушателей; помещение для практических антропологических занятий; химическая лаборатория; кабинет для физических аппаратов; место для бега, игр и упражнений в теплое время. Ставился вопрос и о статусе преподавателя гимнастики, равного другим преподавателям. Одновремен­но оговаривалась недопустимость к преподаванию лиц, знакомых только с технической стороной предмета.

В виде опыта в 1877 г. Лесгафтом были организованы двухгодичные учебно-гимнастические курсы при 2-й петербургской военной гимназии. Они просуществовали под его непосредствен­ным руководством до августа 1882 г. Эти курсы по своему про­филю, учебному плану, программам, организации учебного процесса, требованиям к учащимся соответствовали типу высшего учебного заведения. Подобных им не было еще в мировой практике.

П. Ф. Лесгафтом были разработаны учебные программы по всем дисциплинам, многие из которых он вел сам. Практически подготовка учителей гимнастики была постепенно изменена на подготовку «лиц, знакомых с физическим воспитанием вообще, в частности же с гимнастикой, как одним из средств физического воспитания». Система подготовки учителей гимнастики — руководителей физического образования, разработанная Лесгафтом, способствовала распространению его идей в области физического воспитания и образования.

Система гимнастики П. Ф. Лесгафта, по данным Г. Г. Шахвердова, к началу XX в. применялась его учениками в 162 го­родах России. По образцу своих первых учебно-гимнастических курсов Лесгафт создавал последующие, совершенствуя систему подготовки кадров по физическому воспитанию. Курсы руководительницфизического образования после Великой Октябрьскойреволюции были преобразованы в Государственный институт физического образования им. П. Ф. Лесгафта (1919 г.), который затем (в 1930 г.) стал называться Государственным институтом физической культуры им. П. Ф. Лесгафта.

Прогрессивная общественная, научная, педагогическая дея­тельность П. Ф. Лесгафта позволяет отнести его к числу выдаю­щихся представителей отечественной науки и культуры.

Лесгафт о семейном воспитании. «Теория прибавочных раздражителей»

Любые студенческие работы по приятным ценам. Постоянным клиентам — скидки! Оставьте заявку и мы ответим Вам по стоимости работ в течении 30 минут!

В своей книге “Семейное воспитание ребенка и его значение П. Ф. Лесгафт изложил научные основы семейного воспитания детей, он выдвинул перед родителями требование: “щадить личность своего ребенка”, показал, как важно сочетание известной свободы деятельности детей (наблюдение деятельности взрослых, явлений окружающей жизни, выяснение связи между ними и т. д.) и разумного руководства, любой и внимания к их нуждам и потребностям со стороны родителей.

П. Ф. Лесгафт видел главную задачу родителей в том, чтобы они создали в семье такие условия, которые позволили бы детям с раннего возраста свободно и гармонически развиваться, посильно участвовать в деятельности взрослых.

Правильно поставленное семейное воспитание, по мнению Лесгафта, должно создать нормальный тип ребенка, сохранить и развить ценнейшие его качества: впечатлительность ко всему окружающему, самодеятельность, отзывчивость, искренность, правдивость, интерес к познанию и т. п.

Признавая существование детских садов лишь как неизбежность и необходимость для детей, лишенных родительского попечения и заботы, Лесгафт настаивал на том, чтобы в них была решительно изменена воспитательная работа, чтобы они приняли совершенно другой характер. Детский сад должен походить на простую семью, считал он, иметь удобное помещение; детям должна быть предоставлена большая свобода в играх и занятиях, особенно на открытом воздухе.

Заслуживают быть особо отмеченными ценные взгляды П. Ф. Лесгафта на важную роль игры и игрушек в воспитании детей дошкольного возраста в семье и детском саду. Он высоко ценил игры как средство физического, умственного и нравственного воспитания детей. Он рекомендовал родителям и воспитателям широко использовать стремление детей дошкольного возраста к изготовлению игрушек-самоделок, которые доставляют им большое удовольствие и удовлетворение. “Гораздо выгоднее для ребенка, если все предметы своих занятий или развлечений он сам себе приготовит, чем если ему поднести приготовленные и различным образом украшенные игрушки с различными непонятными для него механизмами и превращениями; они только поразят его, и он их сейчас же разломает, чтобы доискаться причины замеченных им явлений”

socialpeded.ru